Жажда

Второй бедой после газов была жажда.

Наиболее упорные бои первоначально шли за воду, нехватка которой начала ощущаться в первые же дни обороны. За водой бойцы совершали вылазки в сам посёлок. В поселке было два колодца, они назывались Сладкий и Солёный.

 

Название первого из колодцев связано с понятием «сладкая вода», т.е. пресная, очень хорошего качества, более всего пригодная для питья вода. «Солёным» называли колодец с водой менее пригодной для питья, но зато с удовольствием употребляемой скотом, нуждающимся в определенном количестве соли в своем кормовом рационе. Немцы понимали важность источников и с близлежащих высот могли простреливать все подходы к ним.

Каждый раз воду добывали под непрерывным обстрелом. У колодцев с первых же дней шли ожесточённые схватки. Гибли десятками, замертво падая возле колодцев. За воду буквально платили кровью. Так, один из участников обороны Г.Н. Акопян вспоминал вылазку, когда бойцы добыли 4 ведра воды и потеряли около ста человек. «За ведро воды платили ведром крови» – это воспоминания тех, кто выжил.

Но и фашистов в тех прорывах к колодцам ложилось немало. Когда немцам надоело нести потери в ежедневных боях за воду, они засыпали колодцы. Колодец со сладкой водой немцы забросали трупами советских солдат, есть версия, что сбрасывали их туда живьём: так как они были попарно скручены колючей проволокой. После освобождения Керчи в 1943 году, 90 тел было извлечено из колодца: 90 пленных бойцов и командиров РККА расстреляли и сбросили в колодец, чтобы оставшимся в живых нечего было пить.

Участь Солёного колодца была несколько иной. Чтобы лишить защитников каменоломен воды гитлеровцы завалили его глыбами ракушечника, обломками автомобилей и подвод, досками. Но как оказалось, колодцем можно было пользоваться, так как благодаря заклинившемуся в стволе колодца двигателю грузовика, колодец был завален только в верхней части, а дно оказалось более-менее свободным.

Тогда для решения водной проблемы саперы предложили другой выход. Надо было рассчитать и пробить наклонною подземную галерею, которая вывела бы из каменоломен прямо в ствол колодца на несколько метров ниже поверхности земли. В этом случае можно было бы набирать воду, не выходя наверх. Предложение было принято, и его тотчас же начали осуществлять. Рыли с соблюдением максимальной тишины, дабы немцы не смогли организовать подрыв потолка над колодцем. Работа была крайне тяжелой, камень приходилось долбить вручную, используя кирки, ломы, лопаты.

Бойцы постоянно сменяли друг друга, пытаясь быстрее добраться до воды. И они сделали практически невозможное: в течение двух суток, рассчитав, прямо из пещер пробили горизонтальный ход, ведущий к солёному колодцу. Вода! Вода! Они напивались и запасались впрок, понимая, что немцы могут обнаружить этот подкоп. Так и произошло. Один подкоп немцы обнаружили и взорвали. 3 июня был готов второй – к солёному колодцу.

Раненому бойцу полагалось по норме всего одна-две столовые ложки воды в сутки, те же, кто мог передвигаться самостоятельно, должны были добывать себе жидкость сами. От жажды люди кончали с собой, сходили с ума.

В подземелье люди добывали воду буквально по каплям. Было обнаружено несколько мест, где жидкость капала с потолка (так называемые «водокапы»). В них поставили охрану, всю воду учитывали и раздавали по несколько глотков раненым и больным в госпитале.

Водокапы

Водокапы

Водокапы

Водокапы

Водокапы

Водокапы

Водокапы

Также по распоряжению штаба организовали несколько специальных команд из наиболее крепких физически молодых бойцов с хорошей дыхалкой, так называемых «сосунов» – которые высасывали капли воды из пористой породы. Глотать нельзя! Все собиралось в рот и тщательно сплёвывалось в котелок или каску. Один боец-добытчик влаги мог за сутки набрать таким способом до 800 мл мутной жидкости.

Затем придумали более чистый способ: просверливали в камне дырку, заталкивали туда вату и через обрезки телефонного кабеля высасывали воду из известняка.

Известковая вода разъедала кожу, кровоточили губы. И всё же это была вода. Вместе с каплями воды в лёгкие попадали пыль и мелкие камешки. Сосуны заболевали скоротечным туберкулёзом и умирали. Вся вода была на строгом учёте и распределении, этим занималась специальная служба водоснабжения. Её возглавлял политрук Н.П. Горошко.

В результате проблему воды на какое-то время смогли решить. Но окончательно решить проблему водоснабжения и обеспечить водную безопасность гарнизона могло только наличие источников воды в подземелье. Поэтому, ещё в последних числах мая командование гарнизона принимает решение о сооружении подземных колодцев. Судя по всему, бойцы стали сооружать сразу два колодца – в зоне 1-го и 2-го батальонов. Красноармейцы в течение месяца работали день и ночь, сменяя друг друга, стараясь быстрее добраться до воды. Глубина колодца в монолите камня – 15 метров.

Но и немцы не спали, все думали как превратить и без того невыносимую жизнь русских в кромешный ад. Создали команду слухачей, что должны были слушать, где долбят колодцы. Над теми местами бурили шурфы, закладывая туда по нескольку авиабомб, взрывали. Многие места над колодцами были обрушены, погребая людей и так и не добытую воду.

По воспоминаниям В.С. Козьмина, который принимал участие в сооружении колодца на территории 2-го батальона, в 1-м батальоне удалось дойти до воды раньше них, но почти сразу колодец был засыпан из-за мощного взрыва на поверхности. Примерно в середине июля смогли добраться до водоносного слоя в зоне 2-го батальона. Своды над колодцем укреплялись, а сам он охранялся. Доступ к воде имел только узкий круг людей. Каждый литр воды строго учитывался. Таким образом, командование гарнизона смогло решить проблему водоснабжения.

С середины лета воды было достаточно, даже удавалось создавать её резервы, которых хватало, чтобы обеспечить редеющий день ото дня гарнизон. Это свело на нет надежды немцев, что без воды русские капитулируют.

Этот колодец, расположенный на территории второго батальона центральной части каменоломен, уцелел и до сих является частью музейной экспозиции. Этот колодец жизни, накрытый решеткой – десятки метров узкого лаза, где толком не повернуться. На самом дне темнеет водная гладь.

В гарнизоне Малых каменоломен также пытались вырыть подземный колодец, но пробить его удалось только на несколько метров, после чего работы были остановлены. К тому моменту людей в подземелье было уже не так много и хватало воды с мест, где она сочилась.

Сладкий колодец был восстановлен Керченским политехническим колледжем по инициативе студклуба им. П.М. Ягунова весной 2012 года к 70- летию обороны Аджимушкайских каменоломен.

Солёный же так и остался разрушенным.